<< Предыдушая Следующая >>

ПРИМЕРЫ АНТИТЕЗ I. Знатность


За
Те, кому от рождения присуща доблесть, не столько не хотят, сколько не могут быть дурными.
Знатность — это лавровый венок, которым время вен-чает людей.
Даже в мертвых памятниках мы уважаем древность; насколько же сильнее мы должны уважать ее в живых?
Если презирать знатность семейств, то в чем же в конце концов проявится различие между родом человеческим и животными?
Знатность освобождает доблесть от зависти и делает ее предметом благодарности.
Против
Знатность редко является результатом доблести; доб-лесть же результатом знатности еще реже. Знать чаще ссылается на предков, чтобы их именем снискать прощение за свои ошибки, чем для того, чтобы при их поддержке занять почетное положение.
Энергия простых людей обычно так велика, что в сравнении с ними знатные кажутся похожими на манекены.
Знатные слишком часто оборачиваются назад во время бега, а это — признак плохого бегуна.
II. Красота
За
Некрасивые обычно мстят за свою природу.
Добродетель есть не что иное, как внутренняя красота, красота же — не что иное, как внешняя добродетель.
Некрасивые люди всегда стремятся защитить себя от презрения злостью.
Красота заставляет сверкать добродетели и краснеть пороки.
Против
Добродетель, как драгоценный камень, заметнее, если вокруг меньше золота и прикрас.
Роскошная одежда прикрывает уродство, красота прикрывает подлость.
Как правило, легкомысленны в равной мере и те, кого красота украшает, и те, на кого она производит впечат-ление.
III. Молодость За
Первые помыслы и стремления юности несут в себе нечто от божественной природы.
Старики больше заботятся о самих себе, значительно меньше — о других и о государстве.
Если бы можно было это увидеть, то мы убедились бы. что старость сильнее уродует душу, чем тело.
Старики боятся всего, кроме богов.
Против
Молодость — поприще раскаяния.
Молодости свойственно презрение к авторитету старости, поэтому каждый учится на собственном опыте.
Решения, к которым время не призывает, оно не утвердит.
Для стариков Венеры превращаются в Граций.
За
Забота о здоровье унижает дух и подчиняет его телу.
Здоровое тело — хозяин души, больное — раб.
Ничто так не содействует успеху нашей деятельности, как крепкое здоровье; наоборот, слабое здоровье слишком мешает ей.
Против
Часто выздоравливать — часто молодеть.
На состояние здоровья ссылаются во всех случаях, даже здоровые прибегают к этому.
Здоровье слишком тесными узами привязывает душу к телу.
Даже прикованный к постели правил великим государством и с посилок командовал огромными армиями.
V. Жена и дети За
Любовь к родине начинается с семьи.
Жена и дети учат человечности; холостяки же мрачны и суровы.
Безбрачие и бездетность способны лишь вызвать желание избавиться от них.
Тот, кто не имеет детей, приносит жертву смерти.
Счастливые во всем остальном обыкновенно оказываются несчастливыми в детях, иначе люди вполне упо-доблялись бы богам.
Против
Тот, кто женился и произвел детей, тем самым дал заложников судьбе.
Рождение, дети — это человеческие понятия, создание и творения — божественные.
Бессмертие животных — в потомстве, человека же — в славе, заслугах и деяниях.
Семейные интересы часто заставляют пренебрегать государственными.
Некоторые завидуют судьбе Приама, пережившего всех своих близких62.
За
Богатство презирают лишь те, кто потерял надежду приобрести его.
Зависть к богатству сделала добродетель богиней.
Пока философы спорят, что является главным — добродетель или наслаждение, ищи средства обладать и тем, и другим.
Добродетель с помощью богатства становится всеобщим благом.
Остальные блага обладают властью лишь над отдельными провинциями, одно только богатство правит всем.
Против
Большое богатство можно охранять, расточать, про-славлять, но оно не приносит никакой пользы.
Разве ты не видишь, что цену камням и другим подоб-ным украшениям выдумали для того, чтобы можно было найти хоть какое-то применение большому богатству?
Многие, думая, что они смогут все купить за свои богатства, сами прежде всего продали себя.
Богатство не назовешь иначе, чем обозом добродетели, ибо оно и необходимо ей, и тягостно.
Богатство очень хорошо, когда оно служит нам, и очень плохо — когда повелевает нами.
Почести
За
Почести — это знаки одобрения не только тиранов (как обычно говорят), но и божественного провидения.
Почести делают заметными и добродетели, и пороки, притом первые они развивают, вторые же обуздывают.
Никто не знает, как далеко продвинулся бы он на пути добродетели, если бы почести не раскрывали перед ним свободного поприща.
Добродетели, как и все остальное, торопятся к своему месту и успокаиваются, достигая его; место же добродетели — это почести.
Против
Стремясь к почестям, мы теряем свободу.
Почести дают нам власть над такими вещами, которых лучше всего не желать или на худой конец не мочь. Трудно достижение почестей, ненадежно обладание ими, стремительна потеря.
Те, кто пользуется почетом, неизбежно должны разделять мнение толпы, для того чтобы считать самих себя счастливыми.
VIII. Власть За
Наслаждаться счастьем — величайшее благо, обладать возможностью давать его другим — еще большее.
Царей можно сравнивать не с людьми, а с небесными светилами, ибо они оказывают огромное влияние как на судьбы отдельных людей, так и на судьбы своей эпохи.
Бороться с тем, кто является наместником бога — это не только оскорбление величия, но и своего рода богобор-чество.
Против
Как ужасно не иметь почти ничего, к чему стоило бы стремиться, и бесконечное число того, чего нужно бояться.
Те, кто обладает властью, подобны небесным телам, они вызывают к себе огромное почтение, но сами ни на мгновение не имеют покоя.
Если боги допускают на свой пир смертного, то только для того, чтобы посмеяться над ним.
IX. Похвалы, уважение
За
Похвалы — это отраженные лучи добродетели.
Та похвала почетна, которая рождается добровольно.
Почести воздаются в различных государствах, но похвалы — только в свободных.
Голос народа несет в себе нечто божественное, а разве иначе такое множество людей смогло бы оказаться единодушным?
Не нужно удивляться тому, что простой народ говорит более правильные вещи, чем люди с положением, ибо он говорит, не боясь за себя.
Против
Молве лучше быть вестницей, чем судьей.
Что общего у порядочного человека со слюнявой толпой?
Молва, подобно реке, поднимает на поверхность все легкое и топит все важное.
Толпа хвалит самые незначительные добродетели, восхищается посредственными и не замечает высших.
Похвалы чаще достаются не тем, кто их действительно заслуживает, а тем, кто хвастается своими заслугами; они выпадают на долю мнимых, а не действительных заслуг.
Природа
За
Привычка развивается в арифметической прогрессии, природа — в геометрической.
Как в государстве общие законы относятся к частным обычаям, так в отдельном человеке соотносятся природа и привычка.
Привычка по отношению к природе осуществляет сво-его рода тиранию и, так же как тирания, может быть легко и быстро сброшена.
Против
Мы мыслим, следуя природе, говорим, следуя правилам, но действуем по привычке.
Природа заключает в себе нечто от наставника, привычка от начальника.
Счастье
За
Явные достоинства рождают похвалы, скрытые — счастье.
Нравственные достоинства рождают похвалы, способности — счастье.
Счастье подобно Галактике, ибо оно представляет собой скопление неких неведомых достоинств, не имеющих имени.
Счастье следует почитать хотя бы из-за его детищ: доверия и авторитета.
Против
Глупость одного — счастье другого.
В счастье самое похвальное, на мой вгляд, то, что оно не задерживается ни у одного из своих избранников.
Великие люди, пока им удается отклонять зависть к своим добродетелям, — всегда среди поклонников Фортуны. За
Глупо любить акциденции жизни сильнее самой жизни.
Долгая жизнь лучше короткой во всех отношениях, в том числе и для добродетели.
Не имея достаточно продолжительной жизни, невозможно ни что-либо совершить, ни что-либо познать, ни в чем-либо раскаяться.
Против
Философы, собрав такое количество аргументов против страха смерти, сделали смерть еще более страшной.
Люди боятся смерти, как дети боятся темноты, потому что не знают, что это такое 63.
Среди человеческих чувств нельзя найти ни одного, столь слабого, чтобы оно, будучи немного усилено, не превзошло бы страх смерти.
Желать смерти может не только мужественный, или несчастный, или мудрый человек, но и тот, кто просто пресытился жизнью 64.
XIII. Суеверие
За
Те, кто грешит из религиозного рвения, не заслужи-вают одобрения, но заслуживают любви.
Умеренность уместна в вопросах морали, в религиоз-ных же вопросах господствуют крайности.
Суеверный человек — это в будущем религиозный че-ловек.
Я скорее поверю в самое фантастическое чудо любой религии, чем в то, что все это происходит без вмешательства божества.
Против
Так же как сходство с человеком делает обезьяну безобразной, сходство с религией делает суеверие отврати-тельным.
Суеверие вызывает такую же ненависть к себе в делах религии, какую вызывает позерство в обычной жизни.
Лучше вообще не признавать богов, чем иметь о них недостойное представление.
Древние государства пошатнула не школа Эпикура, а стоики.
Человеческий ум по своему характеру не допускает существования подлинного атеиста, верящего в это учение; настоящими атеистами являются великие лицемеры, у которых беспрерывно на устах священные предметы, но ни на минуту нет уважения к ним.
XIV. Гордость
За
Гордость даже несоединима с пороками, и, подобно тому как один яд обезвреживает другой, немало пороков отступает перед гордостью.
Скромный человек усваивает даже чужие пороки, гордый обладает только собственными.
Если гордость от презрения к другим поднимется до презрения к самой себе, она станет философией.
Против
Гордость, как плющ, обвивает все достоинства и добродетели.
Все остальные пороки противоположны достоинствам, одна лишь гордость соприкасается с ними.
Гордость лишена лучшего качества пороков — она не способна скрываться.
Гордец, презирая остальных, пренебрегает вместе с тем своими собственными интересами.
XV. Неблагодарность
За
Обвинение в неблагодарности есть не что иное, как обвинение в проницательности относительно причины благодеяния.
Желая быть благодарными к одним, мы оказываемся несправедливыми к другим, самих же себя лишаем свободы.
Доброе дело тем меньше заслуживает благодарности, что неизвестна его цена.
Против
Неблагодарность наказывается не казнью, а мучениями совести.
Добрые дела связывают людей теснее, чем долг; поэтому неблагодарный человек в то же время и человек нечестный и вообще способен на всякое дурное дело.
Такова уж человеческая природа — никто не связан настолько крепко с общественными интересами, чтобы не быть обязанным к личной благодарности или мести.
Зависть
За
Вполне естественно ненавидеть все, что является укором нашей судьбе.
В государстве зависть является своеобразным спаси-тельным остракизмом.
Против
Зависть не знает покоя.
Ничто, кроме смерти, не может примирить зависть с добродетелью.
Зависть посылает добродетелям испытания, как Юнона Геркулесу.
Разврат
За
Ханжество превратило целомудрие в добродетель.
Нужно быть очень мрачным человеком для того, чтобы считать любовные развлечения серьезным делом.
Зачем относить к числу добродетелей то, что является либо образом жизни, либо видом чистоплотности, либо дочерью гордости?
У любви, как у птиц небесных, нет никакой собственности, но обладание рождает право.
Против
Самое худшее превращение Цирцеи — распутство.
Развратник полностью теряет уважение к самому себе, а ведь оно служит уздой для всех пороков.
Те, кто, подобно Парису, отдает предпочтение красоте, жертвуют мудростью и властью.
Александр высказал очень глубокую истину, назвав сон и любовь залогом смерти.
XVIII. Жестокость
За
Ни одна из добродетелей не оказывается так часто виновной, как мягкосердечие.
Жестокость, рожденная жаждой возмездия, есть спра-ведливость, рожденная же стремлением избежать опас-ности — благоразумие.
Кто проявляет жалость к врагу, безжалостен к самому себе.
Как необходимы кровопускания в лечении больных, так необходимы казни в государстве.
Против
Только зверь или фурия способны на убийство.
Порядочному человеку жестокость всегда кажется чем- то невероятным, каким-то трагическим вымыслом.
XIX. Тщеславие
За
Тот, кто стремится заслужить одобрение людей, стремится тем самым быть им полезным.
Я боюсь, что человек, слишком трезвый для того, чтобы заботиться о чужих делах, и общественные дела считает себе чуждыми.
Люди, которым присуще известное тщеславие, скорее берутся за государственные дела.
Против
Все тщеславные люди мятежны, лживы, непостоянны, необузданны.
Фрасон — добыча Гнатона 65.
Жениху непристойно ухаживать за служанкой неве-сты; слава же — служанка добродетели.
XX. Справедливость (Tustitia)
За
Власть и государство всего лишь придатки справедливости; если бы можно было осуществлять справедливость каким-то иным путем, то в них не было бы никакой нужды.
Только благодаря наличию справедливости человек человеку — бог, а ие волк.
Хотя справедливость и не может уничтожить пороков, она не дает им наносить вред.
Против
Если справедливость состоит в том, чтобы не делать другому того, чего не желаешь себе, то в таком случае снисходительность, безусловно, является справедливостью.
Если каждому следует воздавать свое, то, конечно, следует быть снисходительным к человечеству.
Что ты мне рассказываешь о справедливости, разве для мудреца все равны?
Обрати внимание на то, в каком положении находились у римлян обвиняемые, и ты сможешь сказать, что республика не могла осуществлять правосудие.
Обычное правосудие, существующее в разных государствах, напоминает придворного философа: оно делает только то, что угодно власть имущим.
XXI. Храбрость
За
Ничто не страшно, кроме самого страха.
Там, где есть страх, наслаждение непрочно, добродетель же не чувствует себя в безопасности.
Тот, кто способен открыто взглянуть на опасность, смело встретить ее, способен и принять меры, чтобы избежать ее.
Все остальные добродетели освобождают нас от господства пороков, одна только храбрость освобождает от господства судьбы.
Против
Хороша же добродетель — желать своей гибели, чтобы погубить других!
Хороша же добродетель, которую порождает даже опьянение!
Человек, не дорожащий собственной жизнью, опасен для других.
Храбрость — это добродетель железного века.
XXII. Воздержанность
За
Воздержанность требует почти таких же сил, как и подвиг.
Единообразие, согласие и мера движения — небесные свойства и символы вечности.
Воздержанность, подобно бодрящему холоду, собирает и укрепляет душевные силы.
Утонченные и неясные чувства нуждаются в наркотиках, точно так же и аффекты.
Против
Нет ничего хорошего во всех этих отрицательных доб-родетелях: ведь они свидетельствуют не о заслугах, а только о честности.
Дух, неспособный к излишествам, слабеет.
Мне нравятся достоинства, которые развивают активность, а не расслабляют чувство.
Утверждая, что движения души находятся в согласии друг с другом, ты утверждаешь, что они немногочисленны, ибо считать стадо свойственно лишь бедняку.
Принципы «не пользоваться, чтобы ие желать», «не желать, чтобы не бояться» свидетельствуют о малодушии и неверии в себя.
XXIII. Постоянство
За
Основа всех достоинств — постоянство.
Несчастен тот, кто не знает, каким он будет.
Человеческая мысль по своему бессилию не может быть вполне адекватной самим явлениям, поэтому пусть она будет по крайней мере верной самой себе.
Твердость даже порокам придает достоинство.
Если к непостоянству судьбы присоединится еще и непостоянство наших мыслей, в каком же мраке придется жить людям!
Фортуна подобна Протею: если проявить настойчивость, она принимает свой истинный облик.
Против
Постоянство, как сварливая привратница, прогоняет много полезных известий.
Справедливо, что постоянство хорошо переносит несчастья, ибо оно само почти всегда и приносит их.
Лучшая глупость — самая непродолжительная глупость.
XXIV. Великодушие
За
Если мы пожелаем однажды достичь великих целей, тотчас же не только все добродетели, но и боги прийдут нам на помощь.
Добродетель, воспитанная силой привычки или предписания, — это нечто заурядное; добродетель же как самоцель — нечто героическое.
Против
Великодушие — это добродетель, выдуманная поэтами.
XXV. Знание, созерцание
За
Только то наслаждение естественно, которое пе знает пресыщения.
Нет ничего сладостнее, чем ясно видеть чужие заблуждения.
Как хорошо обладать умом, созвучным со Вселенной.
Все дурные чувства суть ложные представления, и точно так же благо и истина — в сущности одно и то же.
Против
Созерцание — это благопристойное безделье.
Благая мысль не намного лучше, чем благое сновидение.
О мире заботится божество, ты же думай о родине!
Государственный муж использует и свои мысли для посева.
XXVI. Наука
За
Если бы были написаны книги обо всем, включая мельчайшие факты, то, пожалуй, не было бы больше никакой нужды в опыте.
Чтение — это беседа с мудрецами, действие же — это встреча с глупцами. Не следует считать бесполезными те науки, которые сами по себе не имеют никакого практического применения, но способствуют развитию остроты и упорядоченности мысли.
Против
В университетах учатся верить.
Какая наука когда-нибудь научила применять науку своевременно?
Мудрость, основанная на правилах, и мудрость, приобретенная опытом, совершенно противоположны друг другу, так что человек, обладающий одной из них, не способен усвоить вторую.
Очень часто наука приносит весьма сомнительную пользу, чтобы не сказать никакой.
Почти все ученые отличаются тем, что из любого факта всегда выводят только то, что они знают, и не умеют открыть в нем того, чего они не знают.
XXVII. Поспешность За
Мудрая мысль оказывается ненужной, если она не приходит быстро.
Тот, кто быстро ошибается, быстро исправляет ошиб-ку.
Тот, кто принимает мудрое решение лишь после долгой подготовки, а не способен сразу высказать разумную мысль, делает не такое уж великое дело.
Против
Мудрость, которая всегда под руками, не так уж глубока.
Мудрость, как и одежда, легковесна, когда удобна.
Возраст не придает мудрости тому, чьи решения не делает более зрелыми размышление.
То, что создается поспешно, недолго и привлекает.
XXVIII. Молчаливость и скрытность
За
Молчаливому можно рассказать все, потому что он всегда сохранит тайну.
Тот, кто легко говорит о том, что он знает, может го-ворить и о том, чего не знает.
Мистерии обязаны своим существованием тайне.
Против
Непостоянство поведения и привычек — лучший спо-соб скрыть от других свою душу.
Молчаливость — достоинство исповедника.
Молчаливому ничего не рассказывают — ему платят молчанием.
Скрытный человек подобен незнакомцу.
Уступчивость
За
Я люблю людей, уважающих чувства других, но не подчиняющихся им.
Уступчивость особенно близка по своей природе самому золоту.
Против
Уступчивость — это некий бессмысленный отказ от своего мнения.
Благодеяния уступчивых людей кажутся чем-то должным, а отказ от них воспринимается как несправедливость.
Тот, кто добивается чего-то от уступчивого человека, должен быть благодарен за это самому себе.
На мягкого человека обрушиваются всевозможные трудности, ибо он ни от чего не может отказаться.
Мягкий человек почти всегда отступает с позором.
Популярность
За
Мудрые люди почти всегда сходятся в своих мнениях, но нужна подлинная мудрость, чтобы удовлетворить всему разнообразию мнений глупцов.
Уважать народ — значит быть уважаемым им.
Великие люди никогда не относятся с почтением к кому-нибудь избранному, а только ко всему народу. Против
Тот, кто слишком сходится с глупцами, сам может показаться подозрительным.
Тот, кто нравится толпе, почти всегда вносит в нее смуту.
Толпа не приемлет ничего умеренного.
Самая низкая лесть — лесть толпы.
XXXI. Общительность
За
Тот, кто молчит, остерегается либо других, либо самого себя.
Хранить всегда тяжко, но труднее всего — хранить молчание.
Молчание — добродетель дураков. Поэтому правильно сказал кто-то молчащему человеку: «Если ты разумный человек, то ты глуп, если же ты глуп, ты разумный человек» 66.
Молчание, как и ночь, благоприятствует коварству.
Высказанные мысли — самые здоровые.
Молчание — это род одиночества.
Тот, кто молчит, заискивает перед чужим мнением.
Молчание не способно ни изгнать дурные мысли, ни распространить хорошие.
Против
Молчание придает последующим словам приятность и значительность.
Молчание, подобно сну, вскармливает мудрость.
В молчании вызревают мысли.
Молчание — это стиль мудрости.
Молчание стремится к истине.
XXXII. Скрытность
За
Скрытность — упрощенная мудрость.
Мы должны не говорить одно и то же, но одно и то же иметь в виду.
Даже нагота души непристойна.
Скрытность и украшает, и защищает.
Скрытность — ограда наших замыслов.
Некоторым выгодно быть обманутыми.
Тог, кто все делает открыто, в равной мере обманывает людей, потому что большинство или не понимают его, или не верят ему.
Откровенность есть не что иное, как душевное бессилие.
Против
Если мы не можем думать согласно истине вещей, давайте по крайней мере говорить согласно тому, что мы думаем.
Скрытность заменяет мудрость тем, чьи способности недостаточны для государственной деятельности.
Неоткровенный человек лишает себя главного орудия действия — доверия.
Скрытность порождает скрытность.
Тот, кто что-то скрывает, не свободен.
XXXIII. Смелость
За
Тот, кто стесняется, дает повод для упреков.
Чем для оратора является дикция, тем для политика является смелость, повторяю, смелость, смелость и еще раз смелость.
Люблю скромность стыдливую, ненавижу вызывающую.
Мужественность нравов скорее объединяет души.
Мне нравятся непроницаемое выражение лица и ясная речь.
Против
Смелость — помощница глупости.
Наглость годится разве только для обмана.
Самоуверенность — повелительница глупцов и баловство для умных людей.
Смелость — это некая атрофия чувства в соединении со злой волей.
XXXIV. Манеры, этикет, изысканность За
Достойная скромность в выражении лица и жестах — истинное украшение добродетели.
Если мы подчиняемся толпе в нашей речи, то почему бы не подчиниться ей п во всем облике нашем и манерах?
Кто не заботится о достоинстве даже в самых незна-чительных и повседневных делах, тот, каким бы великим человеком он ни был, мудрым бывает лишь на час.
Добродетель и мудрость без знания правил поведения подобны иностранным языкам, потому что их в таком случае обычно не понимают.
Кому не известно настроение толпы, поскольку он далек от нее, и кто не может узнать его, наблюдая за ее поведением, тот самый глупый из людей.
Правила поведения — это перевод добродетели на общедоступный язык.
Против
Что может быть отвратительнее превращения жизни в театральный спектакль?
Прекрасно то, что естественно, искусственное — отвратительно.
Лучше уж накрашенные щеки и завитые волосы, чем «накрашенные» и «завитые» нравы и манеры.
Кто уделяет внимание столь ничтожным наблюдениям, тот не способен на великие мысли.
Фальшивое благородство похоже на свет гнилушки.
XXXV. Шутки
За
Шутка — прибежище ораторов.
Кто привносит во все скромную прелесть, сохраняет душевную свободу.
С легкостью переходить от шутки к делу и от дела к шутке — вещь более необходимая политическому дея-телю, чем обычно считают.
Шутка часто помогает прийти к истине, недостижимой иным путем.
Против
Кто не презирает людей, жаждущих посмеяться над уродством или блеснуть остроумием?
Уйти с помощью шутки от важного вопроса — нечестный прием.
Только тогда оценишь шутку, когда перестанешь смеяться.
Все эти острословы не проникают дальше поверхности явлений, где только и рождаются шутки.
Где шутка имеет какое-то значение для серьезного дела, там господствует ребяческое легкомыслие.
Любовь
За
Разве ты не видишь, что каждый ищет себя? И только тот, кто любит, находит.
Нельзя представить себе лучшего состояния души, чем то, когда она находится во власти какой-нибудь великой страсти.
Пусть всякий разумный человек ищет себе предмет любви, ибо, если человек не стремится к чему-то всеми силами, все представляется ему простым и скучным.
Почему никто не может удовольствоваться одиночеством?
Против
Сцена многим обязана любви, жизнь — ничем.
Ничто не вызывает более противоречивых оценок, чем любовь; либо это столь глупая вещь, что она не способна познать самое себя, либо столь отвратительная, что она должна скрывать себя под гримом.
Не терплю людей одержимых одной мыслью.
Любовь всегда означает слишком узкий взгляд на вещи.
Дружба За
Дружба достигает того же результата, что и храбрость, но только более приятным путем.
Дружба — это приятная приправа ко всякому благу.
Самое страшное одиночество — не иметь истинных друзей.
Достойная месть за вероломство — потеря друзей.
Против
Кто завязывает с кем-нибудь тесную дружбу, берет на себя новые обязанности.
Желание разделить с кем-нибудь свою судьбу — свойство слабодушных людей.
XXXVIII. Лесть
За
Лесть — порождение скорее характера человека, чем злой воли.
Давать наставления в форме похвал всегда было формулой, обязанной своим существованием сильным мира сего.
Против
Лесть — это стиль рабов.
Лесть — это отбросы пороков.
Льстец похож на птицелова, подражающего голосам птиц, чтобы поймать их.
Лесть комически безобразна, но вред, приносимый ею, трагичен.
Труднее всего излечивается слух.
XXXIX. Месть
За
Личная месть — это первобытное правосудие.
Кто на силу отвечает силой, оскорбляет лишь закон, а не человека.
Страх перед личной местью полезен: ведь законы слишком часто спят.
Против
Кто совершает несправедливость, кладет начало злу; кто же отвечает оскорблением на оскорбление, уничтожает меру зла.
Чем естественнее месть, тем более ее следует сдерживать.
Кто легко отвечает несправедливостью на несправедливость, тот, возможно, просто не успел первым нанести обиду.
XL. Нововведения
За
Всякое лечение — нововведение.
Кто избегает новых лекарств, тот должен ждать повых несчастий.
Величайший новатор — время; так почему же нам не подражать времени?
Примеры из отдаленного прошлого бессмысленны; современные же свидетельствуют о честолюбии и испорченности.
Примерами пусть руководствуются невежды и сутяги.
Те, кому семьи обязаны своей знатностью, почти всегда бывают более достойными людьми, чем их потомки; точно так же новаторы обычно превосходят тех, кто подражает тому, что ими сделано.
Упрямое стремление сохранить старые обычаи не менее опасно, чем смелые реформы.
Так как все в мире само по себе меняется к худшему, то если не изменить это к лучшему силой нашего ума, где же будет предел несчастьям?
Рабы обычая — игрушки в руках времени.
Против
Новорожденные безобразны.
Только время создает настоящие ценности.
Все новое никогда не бывает безобидно, потому что оно уничтожает то, что уже существует.
То, что вошло в обычай, если это даже и пе вполне хорошо, по крайней мере приспособлено одно к другому.
Какой новатор может подражать времени, которое все изменения совершает так незаметно, что наши чувства не могут обнаружить, как они происходят?
То, что случается неожиданно, не так уж приятно тому, кто получает от этого пользу, и значительно тягостнее для того, кому это наносит вред.
XLI. Медлительность За
Судьба продает торопливому многое из того, что она дарит терпеливому.
Торопясь охватить начала вещей, мы хватаем лишь тени.
Нужно быть бдительным, когда обстоятельства против нас, и действовать — когда они благоприятствуют.
Начало всякого действия следует поручить Аргусу, а конец — Бриарею 67.
Против
Благоприятный случай дает сначала ручку сосуда, а потом — и его целиком.
Благоприятный случай подобен Сивилле: уменьшая то, что предлагает, увеличивает его цену.
Быстрота — шлем Орка68.
То, что случается вовремя, всегда справедливо, то же, что случается поздно, ищет себе окольные пути.
XLII. Приготовления
За
Кто, располагая небольшими силами, берется за большое дело, тот лишь обольщает себя пустыми надеждами.
Недостаточная подготовка подкупает не судьбу, а благоразумие.
Против
Лучший момент закончить приготовления — это первая возможность начать действовать.
Пусть никто не надеется, как бы тщательно он ни приготовился, что ему удастся связать судьбу.
Чередование приготовлений и самих действий — достойно политической мудрости, но отделять их друг от друга весьма самонадеянно и опасно.
Большие приготовления — это расточительство и денег, и времени.
XLIII. Предотвращение опасности
За
Большинство опасностей скорее обманывает нас, чем побеждает.
Легче заранее предотвратить опасность, чем следить за ее развитием, постоянно принимая меры предосторожности.
Не мала опасность, если уже кажется малой.
Против
Кто выступает против опасности, способствует ее росту и, принимая меры против нее, ее же укрепляет.
Даже в мерах, предпринимаемых против опасности, заключены известные опасности.
Лучше иметь дело с небольшим числом явных опасностей, чем с угрозой каждой из них.
XLIV. Насильственные действия
За
Тех, кто придерживается пресловутой благоразумной мягкости в своих действиях, может научить только усиление зла.
Необходимость, диктующая применение насильственных мер, сама же и применяет их.
Против
Всякая насильственная мера чревата новым злом.
Только гнев и страх заставляют применять насилие.
XLV. Подозрение
За
Недоверие — это жилы мудрости; подозрение же — средство для лечения суставов.
Та верность, которую может поколебать подозрение, сама весьма подозрительна.
Подозрение ослабляет непрочную верность, надежную же оно лишь укрепляет.
Против
Подозрение уничтожает верность.
Неумеренная подозрительность — это какое-то безумие общества.
XLVI. Буквы закона
За
Когда отступают от буквы закона, то это уже не толкование его, а гадание.
Когда отступают от буквы закона, судья превращается в законодателя.
Против
Смысл следует извлекать из совокупности слов и исходя из него толковать каждое слово в отдельности.
Самая страшная тирания та, когда закон распинают на дыбе.
XLVII. В защиту свидетелей, против доказательств
За
Кто опирается на доказательства, тот выносит решение под влиянием таланта оратора, а не существа самого дела.
Тот, кто верит логическим доказательствам больше чем свидетелям, должен больше доверять своему уму, чем чувству.
Было бы очень удобно полагаться на логические доказательства, если бы люди не совершали алогичных поступков.
Когда логические доказательства противоречат свидетельским показаниям, это представляется удивительным, но отнюдь не раскрывает истинного характера дела.
Против
Если нужно верить показаниям свидетелей больше, чем логическим доказательствам, то достаточно, чтобы судья не был глух.
Доказательства — это противоядие против отравы свидетельских показаний.
Тем доказательствам надежнее всего верить, которые реже всего обманывают.
Может быть, все эти антитезы, которые мы привели здесь, и не заслуживают столь большого внимания, однако раз уж они в свое время были составлены и собраны нами, то нам не хотелось бы, чтобы пропал плод нашего юношеского рвения, тем более что это, если внимательнее присмотреться, всего лишь семена, а не цветы. Юношеский характер этого сборника особенно чувствуется в том, что здесь преобладают сентенции морального и эпидикти- ческого характера и очень мало из юридической области, относящихся к так называемому совещательному роду.
Третье собрание, также относящееся к области подготовки материала для ораторской практики, которое необходимо создать, мы хотим назвать «Сборник малых формул». Эти формулы представляют собой, если можно так выразиться, прихожие, всякого рода служебные комнаты, коридоры и тому подобное ораторской речи, которые безо всякого различия могут быть приложимы к любому предмету речи. Таковы вступления, заключения, отступления, переходы, обещания, отклонения и многое другое в том же роде. Ведь подобно тому как удобное расположе- ниє фасадов, лестниц, дверей, окон, прихожих и кори-доров в первую очередь создает как красоту, так и удоб-ство здания, так и в ораторской речи все эти вводные и дополнительные элементы (при условии, что они построены и размещены со вкусом и знанием дела) придают всей структуре речи величайшее изящество и стройность. Мы приведем один или два примера таких формул и не станем долго задерживаться на этом. Ибо хотя они и весьма полезны, однако же, поскольку мы не можем здесь дать ничего своего и только лишь выписываем из Демосфена или Цицерона, или еще какого-нибудь образцового оратора отдельные формулы, нам кажется, нет смысла терять на это много времени.
<< Предыдушая Следующая >>
= Перейти к содержанию учебника =
Информация, релевантная "ПРИМЕРЫ АНТИТЕЗ I. Знатность"
  1. Увеличение и усложнение состава думы.
    Параллельно с возникновением и умножением всех этих центральных учреждений умножался и усложнялся и состав боярской думы при Московском государе, и по тем же самым причинам. Дело в том, что дума составлялась преимущественно из начальников отдельных ведомств. В удельное время такими ведомствами были отдельные отрасли княжеского хозяйства; с объединением государ-ства такими ведомствами сделались
  2. Применение QMDM
    Введение 259 Развернутый пример: QMDM в действии 259 Особые предпосылки модели QMDM для данного примера 261 Результаты применения QMDM 264 Решение выбирается внутри диапазона 266 Примеры применения QMDM — краткое описание 269 Пример № 1. Семейное ограниченное и свободное от долгов партнерство, владеющее землей 270 Пример № 2. Семейное ограниченное и свободное от долгов (нелевериджированное)
  3. 5. Етапи розвитку Римського права
    Оскільки формування та розвиток римського права відбувалися протягом майже тисячоліття, для систематизації матеріалу необхідним є виокремлення визначальних етапів розвитку Римської держави та права. Торкаючись періодизації розвитку Риму, як держави, найпростішим буде притримуватися поширеного поділу історії Риму на три періоди: 1). Архаїчний (царський) — 753-509 рр. до н. є. 2). Республіканський
  4. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И АГРАРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЯКОБИНЦЕВ.
    2 июня 1793 г. Воорцженные граждане и национальные гвардейцы , руководимые якобинцами свергли правительство жирондистов. Аграрный вопрос - 3 июня Конвент принял декрет о льготной продаже крестьянам конфискованных у контрреволюционеров земель. Был разрешен раздел общинных земель между жителями общины (декрет от 10-11 июня). Особое значение имел декретъ от 17 июня, ликвидировавший все оставшиеся
  5. 5 СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И АГРАРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЯКОБИНЦЕВ.
    2 июня 1793 г. Воорцженные граждане и национальные гвардейцы , руководимые якобинцами свергли правительство жирондистов. Аграрный вопрос - 3 июня Конвент принял декрет о льготной продаже крестьянам конфискованных у контрреволюционеров земель. Был разрешен раздел общинных земель между жителями общины (декрет от 10-11 июня). Особое значение имел декретъ от 17 июня, ликвидировавший все оставшиеся
  6. СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ УСИЛЕНИИ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
    Характеризуя «риторический стиль» необходимо отметить, что помимо «нагруженной» лексики важную роль в нем играют стилистические приемы усиления эмоционально-психологического воздействия речи, активизирующие эффект внушения и эмоционального «вовлечения» аудитории. Эти приемы, близкие к художественной речи, формируют особый стилевой рисунок текста публичной речи, обеспечивая преобразование
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Мы закончим данную главу обзором основных случаев нексуса в форме таблицы, включающей типичные примеры без классифицирующих обозначений. В первой колонке я поместил примеры с наличием глагола (в предикативной или непредикативной форме) или отглагольного существительного, а во второй — примеры, в которых отсутствует и то и другое. 1. the dog barks Happy the man, whose ... 2. when the dog
  8. О примере
    Человек есть животное подражательное. И в самом деле, из всех родов животных люди по физическому своему расположению и большему совершенству чувствительности наиболее расположены ко взаимному друг другу подражанию. Сие подражание есть род нужды, обнаруживающейся с самого младенчества, которою воспитание должно воспользоваться для выполнения предмета, к коему природа, по-видимому, оное
  9. Марк Ливий Друз
    Марк Ливий Друз отличался знатностью и красноречием, но был честолюбив и высокомерен; должность эдила он провел блестяще. (2) Тогда же он в ответ на какое-то замечание своего коллеги Реммия о пользе Республики ответил: «А что у тебя общего с нашей Республикой?». (3) Будучи квестором в Азии, он не хотел пользоваться никакими знаками отличия, чтобы ничто не казалось более заметным, чем его
  10. Примеры исследуемых проблем
    Примеры исследуемых
  11. ПРИМЕР РАБОТЫ С УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ КОМАНДОЙ В КРИЗИСНОЙ СИТУАЦИИ
    ПРИМЕР РАБОТЫ С УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ КОМАНДОЙ В КРИЗИСНОЙ
Правовой портал "Senat-M" © 2014
info@senatm.com
Рейтинг@Mail.ru